Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава

– Что вы думаете об этом Ямамото, государь лейтенант? – спросил унтер.

– Похоже, он из спецслужб, – ответил я. – Реальный спец, раз так чешет по-монгольски. Знает эти места как свои 5 пальцев.

– Точно. Я помыслил поначалу, что он из числа тех бандитов-выскочек, которые втерлись в доверие к нашим тузам в армии. Но это Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава не тот случай. Те типы мне отлично знакомы. Только и делают, что болтают без остановки – чего было и чего не было. И чуток что – сходу за пистолет. А наш Ямамото – суровый субъект. Большой мастер. Не последний чин там у их – сходу видно. У меня на таких чутье. Наши Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава, похоже, желают сделать диверсионные группы из монголов, служивших на Хингане [[43]]. Молвят, для этого вызвали несколько спецов по диверсионным операциям. Может, Ямамото связан с этим делом.

Хонда стоял с винтовкой на карауле в неком отдалении от нас. Я положил браунинг рядом на землю, чтоб иметь орудие наготове. Хамано, сняв гетры, массировал ноги Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава.

– А может, и не так, – продолжал он. – Может, тот монгол – по сути офицер Татарской армии, из числа тех, кто против Советов и желает установить скрытые контакты с нашими.

– Такое тоже может быть, – произнес я. – Но послушай! Не гласил бы ты излишнего при сторонних. А то они для тебя голову Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава снимут.

– Ну, не таковой уж я дурачина. Это ж я только тут так говорю, – ухмыльнулся Хамано и сходу сделал суровое лицо. – Но если это так, тогда Ямамото – страшный тип. Так и до войны неподалеку.

Я кивнул. Монголия формально числилась независящей, но по сути была сателлитом Советов. Они на Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава сто процентов держали ее в руках. В этом смысле Монголия не много чем отличалась от Маньчжоу-го, где всем заправляла японская армия. Но все знали, что в Монголии действовали подпольные антисоветские группы, имевшие тесноватые связи с нашими военными в Маньчжоу-го и организовавшие к тому времени несколько бунтов Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава. Ядро этих групп составляли военные, у каких произвол Русской армии вызывал внутренний протест, землевладельцы, сопротивлявшиеся насильной коллективизации, и ламаистские монахи – их набиралось больше 100 тыщ. За пределами страны эти группы могли рассчитывать лишь на расквартированные в Маньчжурии японские войска. И вообщем мы – такие же азиаты, как они сами, – были им Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава поближе российских. В 1937 году раскрыли комплот, участники которого готовили огромные кавардаки в Улан-Баторе, и пошли массовые очистки. Несколько тыщ человек – военных и монахов – казнили как контрреволюционеров за связь с японской армией. Но с антисоветскими настроениями покончить не удалось – то здесь, то там они давали о для себя Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава знать. И в том, что офицеры японской разведки перебегают Халхин-Гол и потаенно встречаются с татарскими офицерами из числа заговорщиков, ничего необыкновенного не было. Чтоб помешать этому, татарские сторожевые отряды всегда патрулировали границу с Маньчжоу-го и объявили запрещенной зоной прилегающую к ней местность шириной 10 – 20 км. Но уследить за Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава таким большим районом было нереально.

Окажись бунт удачным, Русская армия сходу бы влезла в это дело, чтоб подавить контрреволюцию. Случись такое, мятежники обратились бы за помощью к Стране восходящего солнца, и у Квантунской армии появились бы основания для военного вмешательства. Отхватить Монголию – все равно что всадить ножик в бок Советам Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава в Сибири. Верховная ставка в Токио пробовала сдержать эти настроения, но штаб Квантунской армии был переполнен принципиальными личностями и таковой шанс не упустил бы. А это уже угрожало не просто пограничным конфликтом, а истинной войной с Советами. И если б она началась на маньчжуро-советской границе, Гитлер, очень может быть Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава, вторгся бы в Польшу и Чехословакию. Вот что имел в виду Хамано, говоря о войне.

Уже рассвело, а Ямамото не ворачивался. Последние ночные часы я провел в карауле – посиживал с винтовкой, взятой у Хамано, на низком песочном холмике и глядел на небо на востоке. Восход солнца в Монголии – картина восхитительная Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава. На горизонте вдруг появилась плывущая во мраке размытая полоса. Она начала расширяться, вырастая все выше и выше. Казалось, что с неба протянулась огромная рука и не спеша стала подымать закрывавший лик Земли ночной покров. Классное зрелище! Я уже гласил: величие окружавшего нас мира неоднократно превосходило мои возможности Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава к постижению его. Я смотрел, и меня обхватывало чувство, как будто сама моя жизнь как-то истончается и медлительно уходит в небытие, туда, где совершенно нет места таким мелочам, как дела и заботы людские. Открывавшаяся передо мною картина повторялась уже сотки миллионов… млрд раз, издревле, когда на Земле не было Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава даже признаков жизни. Я запамятовал про караул и как завороженный смотрел на рождение нового денька.

Дождавшись, когда солнечный диск полностью показался из-за горизонта, я закурил, отпил воды из фляжки и помочился. Как там на данный момент, в Стране восходящего солнца? Я представил наш город сначала мая Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава – запах цветов, лепет реки, облака в небе. Вспомнил старенькых друзей. Семью. Сладкий вкус ласковых рисовых лепешек, закрученых в дубовый лист. Я вообще-то не большой любитель сладостей, но тогда мне до погибели захотелось лепешек. За это я дал бы половину собственного годичного валютного довольствия. Подумав о Стране восходящего солнца, я Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава ощутил себя на краю света. Ну почему мы должны, рискуя жизнью, биться за эту обширную бесплодную землю, не имеющую практически никакой ценности ни для военных, ни для промышленников, где нет ничего, не считая грязной травки и клопов? Я готов был биться и умереть за родные места, но дать Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава единственную жизнь, подаренную человеку, за нагую пустыню, не способную родить ни зернышка, – полная нелепость.

* * *

Ямамото возвратился на последующий денек на рассвете. В то утро я снова стоял в карауле и рассеянно смотрел на реку, когда сзади послышались звуки, напоминающие лошадиное ржание. Я стремительно обернулся, но ничего не увидел. Выставил винтовку и стал Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава внимательно вглядываться в ту сторону, откуда донесся шум. Сглотнул слюну – так звучно, что сам вздрогнул. Палец дрожал на спусковом крючке – до сего времени мне никогда не приходилось ни в кого стрелять.

Спустя несколько секунд через гребень песочного холмика перевалила лошадка, на которой посиживал Ямамото. Не снимая Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава пальца со спуска, я осмотрелся, но больше никого не увидел – ни приезжавшего к Ямамото монгола, ни неприятельских боец. В небе на востоке наизловещей каменной глыбой висела большая белоснежная луна. Ямамото, похоже, был ранен в левую руку – на ней была повязка из пропитавшегося кровью носового платка. Я растолкал Хонду, чтоб он приглядел Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава за лошадью. Видно, она пробежала длинный путь – тяжело дышала и была вся в поту. Хамано встал заместо меня на часы, а я взял аптечку и занялся рукою Ямамото.

– Пуля прошла навылет, кровотечение закончилось, – произнес Ямамото.

Он оказался прав: пуля, к счастью, и правда пробила только мягенькие ткани, не Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава задев кость. Я снял его повязку из носового платка, обеззаразил рану спиртом и перевязал. Пока я проделывал это, Ямамото даже не поморщился. Только над верхней губой выступили еле приметные капельки пота. Промочив гортань водой из фляги, он закурил и глубоко, с наслаждением затянулся. Позже достал браунинг, зажал его Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава под мышкой и, вынув обойму, ловко, одной рукою, снарядил ее 3-мя патронами.

– Лейтенант, немедля уходим отсюда. Перейдем на ту сторону и двинемся на наблюдательный пункт Маньчжурской армии.

Стремительно, без излишних слов, мы свернули лагерь, сели на лошадок и двинулись к переправе. Я не спрашивал у Ямамото, что с ним Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава вышло и кто в него стрелял. По собственному положению я не мог задавать таких вопросов, но если б даже мог, он навряд ли бы мне ответил. Тогда у меня в голове посиживала только одна идея: как можно быстрее выкарабкаться с местности противника, перейти на правый сберегал Халхин-Гола, где можно ощущать себя Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава в относительной безопасности.

Мы погоняли лошадок по травянистой равнине. Все молчали, но задумывались об одном: получится ли нам благополучно перебраться на ту сторону. Если татарский патрульный отряд доберется до моста ранее нас – тогда конец. Шансов выкарабкаться из этой заварухи не оставалось никаких. Помню, подмышки стали влажными от пота Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава.

– Лейтенант, в вас когда-нибудь стреляли? – обратился ко мне Ямамото после долгого молчания.

– Нет, – ответил я.

– А самому приходилось стрелять в кого-нибудь?

– Нет, – повторил я опять.

Какое воспоминание произвел на него мой ответ? Для чего он задавал эти вопросы? Я так и не вызнал этого.

– Вот тут Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава документы, которые необходимо доставить в штаб, – проговорил Ямамото, положив руку на седельную сумку. – Если это будет нереально сделать, их нужно убить – спалить, зарыть в землю… Но что бы ни случилось – они не должны попасть в руки неприятеля. Что бы ни случилось. Это наша самая основная задачка. Желаю, чтоб вы это Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава сообразили. Это очень, очень принципиально.

– Я все сообразил.

Ямамото внимательно поглядел мне в глаза.

– Если мы окажемся в безнадежном положении, сперва пристрелите меня. И без всяких колебаний. Я застрелюсь сам, если смогу. Но если из-за руки не сумею покончить с собой, тогда стреляйте вы. И наверное, чтоб насмерть.

Я Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава молчком кивнул.

* * *

До переправы мы добрались еще засветло, и стало ясно, что мучившие меня дорогой опаски имели под собой основания. Там уже расположился маленькой отряд татарской армии. Мы с Ямамото взобрались на низкий бугор и стали по очереди следить в бинокль. Восемь человек – не так много, но вооружение Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава они имели очень впечатляющее для пограничного дозора. У 1-го был автомат. На маленьком возвышении стоял станковый пулемет, обложенный мешками с песком и повернутый дулом к реке. Понятно, они основались на этом месте, чтоб не дать нам перейти на тот сберегал. У реки разбили палатки, в землю вбили Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава столбы, к которым были привязаны 10 лошадок. Судя по всему, монголы не собирались уходить, пока не изловят нас.

– Ан нет ли какой-либо другой переправы? – поинтересовался я.

Оторвавшись от бинокля, Ямамото поглядел на меня и покачал головой.

– Есть, но очень далековато. Верхом пригодится два денька, но у нас нет столько Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава времени. Так что остается переправляться только тут.

– Вы имеете в виду ночкой?

– Конкретно. Ничего другого не остается. Лошадок оставим тут. Уберем часового, а другие, наверняка, будут прочно спать. Не беспокойтесь – из-за шума реки практически ничего не будет слышно. Часового я беру на себя. Ну, пока нам делать нечего, так Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава что лучше подремать на данный момент, чтоб отдохнуть как надо.

Переправляться решили в три часа утра. Капрал Хонда снял с лошадок все снаряжение, отвел подальше и отпустил. Вырыли глубокую яму, зарыли излишние боеприпасы и провиант. Оставили только фляжки с водой, пищи на один денек, орудие и малость патронов. Если б Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава татарские бойцы захватили нас, мы все равно бы не отбились, сколько бы ни имели патронов: по огневой мощи они были посильнее во много раз. Покончив с делами, решили отсыпаться до назначенного часа. Следовало пользоваться принужденным отдыхом: прорвись мы через переправу, времени на сон, наверняка, не нашлось бы. На Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава часы первым стал Хонда, его был должен поменять Хамано.

Ямамото лег в палатке и здесь же уснул. Похоже, все это время он вообщем не спал. У изголовья лежала кожаная сумка, куда Ямамото положил свои принципиальные бумаги. Скоро отключился и Хамано. Вялость одолевала, но нервное напряжение никак не давало заснуть Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава. Спать хотелось смертельно, но я ничего не мог поделать. Представлялось, как мы убиваем татарского часового, как пулемет поливает нас огнем на переправе… Нервишки натужились до максимума. Ладошки стали влажными от пота, ломило в висках. Сумею ли я в случае чего действовать, как подобает офицеру? Я не был уверен. Выбравшись из Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава палатки, направился к стоявшему на часах Хонде и присел рядом.

– Ну что, Хонда? Может, нам тут умереть придется?

– Все может быть, – отозвался капрал.

Мы помолчали. Что-то мне не понравилось в этом его «все может быть». Был тут колер некий неопределенности. С интуицией у меня не прекрасно, но Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава я все-же сообразил, что за расплывчатым ответом Хонды что-то кроется, и решил выведать, что он имел в виду.

– Если для тебя есть что сказать – выкладывай, не смущяйся, – произнес я. – Может, мы вообщем в последний раз разговариваем. Отведи душу!

Плотно сжав губки, Хонда некое время поглаживал пальцами Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава песок у себя под ногами. Я лицезрел, что в душе у него идет какая-то борьба.

– Государь лейтенант, – в конце концов заговорил он, смотря мне прямо в глаза. – Из нас четырех подольше всех проживете вы – и умрете в Стране восходящего солнца. Жизнь ваша будет еще длиннее, чем сами думаете.

Сейчас пришла Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава моя очередь внимательно поглядеть на капрала.

– Вы, наверняка, сомневаетесь: откуда это может быть мне понятно. Я и сам не могу разъяснить. Просто знаю – и все.

– Это что все-таки, наитие?

– Может, и так. Хотя это слово не совершенно передает то, что я чувствую. Это очень очень сказано. Ведь я уже Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава гласил: просто знаю. Вот так.

– У тебя издавна такие возможности?

– Издавна, – верно проговорил Хонда. – Но с того времени как себя помню, я скрывал это от других. А на данный момент… это дело жизни и погибели. Позже оно вас касается, вот я и произнес.

– А о других ты тоже Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава знаешь?

Он покачал головой.

– О кое-чем догадываюсь, а о кое-чем – нет. Но вам, государь лейтенант, наверняка, лучше не знать об этом. Может, я очень много на себя беру, рассуждая перед вами о таких принципиальных вещах. Вы ведь институт закончили. Но на людскую судьбу нужно оглядываться, когда жизнь прожита Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава. Не нужно забегать вперед. Я уже к этому в некий степени привык, а вы – нет.

– Ну, во всяком случае, я тут не погибну?

Хонда зачерпнул горсть песка под ногами и смотрел, как он с шуршанием сыплется меж пальцами.

– Это я могу вам сказать. Тут, в Китае, на Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава континенте, вы не умрете, государь лейтенант.

Мне хотелось продолжить разговор, но Хонда в один момент замолк. Казалось, он отключился, погрузившись в свои мысли. Держа винтовку в руках, капрал вглядывался в одичавшую степь. Моих слов он больше не слышал.

Я возвратился в палатку за гребнем холмика и лег рядом Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава с Хамано. Закрыл глаза. Сейчас сон пришел сходу. Глубочайший сон, который, кажется, утянул меня за ноги на дно океана.

13. Длинный рассказ лейтенанта Мамия
(часть 2)

Я пробудился от железного клацанья предохранителя. Ни один боец на войне не пропустит этот звук мимо ушей, даже если прочно дремлет. Это особенный звук, тяжкий и прохладный, как Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава сама погибель. Практически подсознательно я протянул руку к браунингу, лежавшему у изголовья, и здесь же получил удар сапогом в висок, от которого у меня на миг потемнело в очах. Переведя дух, я чуток приоткрыл глаза и рассмотрел человека, который, судя по всему, меня стукнул. Он наклонился и взял Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава мой браунинг. Я медлительно приподнял голову – прямо в лицо уставились дула 2-ух винтовок. За ними маячили фигуры 2-ух солдат-монголов.

Уснул я в палатке, но сейчас она пропала, как будто по мановению магической палочки, и над головой было развернуто усыпанное звездами небо. Очередной боец наставил автомат в голову лежавшего Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава рядом со мной Ямамото. Тот лежал тихо – может быть, задумывался, что сопротивляться не имеет смысла, либо сберегал силы. На бойцах были длинноватые полушубки и военные шапки-шлемы. Двое светили на нас большенными карманными фонарями. В 1-ые минутки я толком не мог осознать, что случилось. Наверняка, поэтому, что спал очень Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава прочно и шок, от того, что увидел, оказался очень сильным. Но, посмотрев на монголов и лицо Ямамото, я в конце концов понял: нашу палатку нашли ранее, чем мы стали переправляться через реку.

Последующей идеей было: что с Хондой и Хамано? Я осторожно повернул голову, чтоб осмотреться вокруг, но Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава больше никого не увидел. Либо монголы их уже уничтожили, либо им удалось бежать.

Похоже, это были бойцы из того самого дозора, что мы увидели на переправе. Несколько человек, вооруженных ручным пулеметом и винтовками. Командовал ими дюжий сержант, у него 1-го на ногах были истинные сапоги. Как раз этот тип и заехал Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава мне по голове. Наклонившись, он поднял лежавшую около Ямамото кожаную сумку, открыл ее и заглянул вовнутрь. Позже перевернул и стал трясти. К моему удивлению, на землю выпала только пачка сигарет, хотя я своими очами лицезрел, как Ямамото клал туда бумаги: достал из седельного мешка, переложил в сумку и бросил ее Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава у изголовья. Ямамото, как обычно, старался сохранять хладнокровие, но я увидел, что выражение его лица вдруг поменялось. Видно, он тоже понятия не имел, куда пропали документы. Но в любом случае для Ямамото это было то, что необходимо. Ведь, как он сам гласил, наша наиглавнейшая задачка заключалась в Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава том, чтоб эти документы не попали к противнику.

Бойцы перевернули ввысь дном все наши вещи и обыскали их самым кропотливым образом. Но ничего стоящего не отыскали. Тогда нас принудили снять всю одежку и проверили содержимое кармашков, 1-го за другим. Тыкали штыками в одежку и вещевые мешки, но документов нигде не Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава было. Выгребли сигареты, авторучки, кошельки, блокноты, часы, распихали добычу по кармашкам. Забрали нашу обувь, перемерив за ранее по очереди и выбрав, что подходило по размеру. Дележ сопровождался достаточно звучной перебранкой. Сержант взирал на все это с отсутствующим видом. Видимо, в Монголии присвоение личных вещей пленных либо погибших боец противника было Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава в порядке вещей. Сам сержант взял только часы Ямамото, предоставив бойцам разбираться с остальным имуществом. Наше снаряжение – пистолеты, боеприпасы, карты, компасы и бинокли – сложили в матерчатый мешок, наверняка, чтоб выслать в Улан-Батор, в штаб.

После чего нас, раздетых донага, прочно связали тонкими и крепкими веревками. От Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава татарских боец несло, как с длительно не чищенного скотного двора. Форма на их обносилась и была вся в грязищи, пыли и пятнах от пищи – нельзя было даже установить ее начальный цвет. Башмаки рваные, в дырах, казалось, того и гляди развалятся. Понятно, что они позарились на нашу обувь. Лица практически Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава у всех были грубые, какие-то неотесанные и заросшие, зубы темные. С виду они больше походили на бандитов с большой дороги, чем на боец, но русское орудие и знаки отличия в виде звездочек гласили, что это постоянная армия Татарской Народной Республики. На мой взор, организация и боевой дух в их Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава отряде были не на очень высочайшем уровне. Вообщем из монголов выходят крепкие и стойкие бойцы, но для современной войны, в какой действуют боевыми группами, они не очень подходят.

Ночной холод пронизывал до костей. Я смотрел на монголов, на то, как в полумраке возникают и исчезают облачка пара от их Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава дыхания, и казалось, что меня по ошибке забросило в некий кошмарный сон. Я никак не мог поверить, что все происходящее – действительность. Это вправду был ужасный сон, но, как я позже сообразил, ужас только начинался.

Тем временем из мглы появился боец, что-то волочивший по земле. Ухмыляясь, он с Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава глухим звуком опустил рядом с нами свою ношу – труп Хамано. Убитый капрал был бос – кто-то уже успел снять с него башмаки. Монголы стянули с него одежку, за ранее обшарив кармашки. Взяли наручные часы, бумажник и сигареты, которые здесь же поделили и задымили, роясь в бумажнике. Там оказалось несколько банкнот Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава Маньчжоу-го и фотокарточка дамы – наверняка, мамы Хамано. Сержант что-то произнес и забрал средства для себя. Фото свалилась на землю.

По-видимому, кто-то из татарских боец подкрался сзади к Хамано, когда тот стоял на часах, и перерезал ему гортань. Они обогнали нас: сделали то, что Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава мы желали сделать с ними. Из сияющей раны разливалась ярко-красная кровь. Ее было не настолько не мало для раны такового размера – наверняка, уже практически вся вытекла. Один из боец вынул ножик с изогнутым лезвием см в пятнадцать длиной и помахал им передо мною. Ножей таковой необыкновенной формы мне ранее созидать не Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава приходилось. Этот был некий особенный. Боец взмахнул им, как будто собираясь чиркнуть мне по горлу, и свистнул. Несколько человек захохотали. Ножик очевидно не из армейского снаряжения: видно, эта штука была его собственностью. У всех на поясе закреплены длинноватые штыки, и только у этого бойца – кривой ножик. Им он Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава, похоже, и перерезал гортань Хамано. Ловко повертев ножик в руке, боец запихал его назад в ножны.

Ямамото, молча, чуток повел очами в мою сторону. Движение было мимолетным, но я сразу сообразил, чту он пробовал сказать мне этим взором: «Смог ли бежать Хонда?» Окутанный смятением и ужасом я Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава задумывался о том же: «Куда подевался капрал Хонда?» Если ему вправду удалось скрыться во время неожиданного налета татарских боец, тогда у нас еще остается надежда, пусть и призрачная. «Что Хонда в состоянии сделать в одиночку?» От этой мысли поневоле становилось противно. Но лучше хоть некий шанс, чем вообщем никакого.

Мы Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава пролежали связанными на песке до рассвета. Сторожить нас оставили 2-ух боец: 1-го с ручным пулеметом, другого – с винтовкой, а другие собрались в стороне: курили, говорили, смеялись – расслаблялись после того, как изловили нас. Мы с Ямамото молчали. Хотя стоял май, температура в рассветные часы опускалась ниже нуля, и я страшился, что голыми Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава мы замерзнем до погибели. Но что такое холод по сопоставлению с страхом, сковавшим меня? Что с нами будет? Эти монголы – рядовая дозорная группа, и наверное они не могли сами решать нашу судьбу. Для этого нужен приказ сверху. Так что какое-то время нас, наверняка, убивать не будут. Но Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава что позже? Полная неизвестность. Ямамото, ясное дело, – шпион, меня изловили вкупе с ним, означает, я его сообщник. В любом случае так просто нам из этой передряги не выкарабкаться.

Рассвело, и откуда-то с неба донесся звук, напоминавший рокот моторов. Скоро показался серебристый контур русского самолета-разведчика с опознавательными знаками Монголии Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава, который стал кружить над нами. Бойцы замахали руками, аэроплан в ответ пару раз покачал крыльями и сел вблизи, подняв тучи песка. Почва вокруг была жесткая и ровненькая, потому и без специальной полосы там можно взмывать и приземляться достаточно просто. А может, они уже пару раз использовали Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава это место под аэродром. Один боец вскочил на жеребца и поскакал к самолету, держа на поводу еще 2-ух лошадок.

Назад с ним вкупе подъехали двое – по виду офицеры в высочайшем звании. Один – российский, другой – монгол. Вероятнее всего сержант сказал в штаб по радио о нашей поимке, и офицеры специально Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава прилетели из Улан-Батора, чтоб допросить нас. Естественно, они были из разведки. Я слышал, что за прошлогодними массовыми арестами и очистками антиправительственных частей стояло ГПУ.

Оба офицера были одеты с иголочки и чисто выбриты. На российском была теплая шинель с портупеей, из-под нее показывались до блеска начищенные, без Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава одного пятнышка сапоги. Для российского он был невысок ростом, худощав, лет 30 – 30 5. Высочайший лоб, узкий нос, бледно-розовая кожа, очки в железной оправе. В общем, лицо как лицо, ничего такого особенного. Татарский офицер – приземистый чернявый коротышка – рядом с русским казался медвежонком.

Монгол подозвал сержанта, и, стоя поодаль, они втроем о Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава кое-чем заговорили. «Наверное, тщательно докладывает о том, что произошло», – гадал я. Сержант показал мешок с отобранным у нас имуществом. Российский пристально оглядел каждую вещь и сложил все назад. Произнес что-то монголу, а тот обратился к сержанту. Позже российский достал из нагрудного кармашка портсигар и протянул офицеру и сержанту Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава. Затягиваясь сигаретами, они продолжали говорить. Российский пару раз стукнул кулаком правой руки по левой ладошки – было видно, что он мало раздражен. Татарский офицер стоял с нахмуренным видом, скрестив на груди руки, а сержант все кивал.

В конце концов, российский офицер не торопясь направился к месту, где лежали мы, и Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава тормознул рядом.

– Закурить не желаете? – обратился он к нам по-русски. Я учил российский в институте и уже упоминал, что разговорную речь разбирал полностью благопристойно, но во избежание излишних заморочек сделал вид, что ничего не понимаю.

– Спасибо, не нужно, – ответил Ямамото на полностью солидном российском языке.

– Замечательно, – произнес русский Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава офицер. – Будем гласить по-русски. Означает, разговор много времени не займет.

Он снял перчатки, засунул их в кармашек шинели. На безымянном пальце левой руки сверкнуло маленькое золотое кольцо.

– Думаю, вы в курсе дела. Мы здесь кое-что разыскиваем. Прямо с ног сбились. И знаем, что эта вещица у Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава вас. Обойдемся без излишних вопросов: откуда, дескать, вам это понятно. Просто понятно, и все. Но при вас этой вещицы не оказалось. А раз так, означает, рассуждая логически, до того как вас изловили, вы ее куда-то упрятали. Туда, – он указал в сторону Халхин-Гола, – вы это не переправили. Реку никто перейти Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава не успел. Так что письмо спрятано кое-где на этом берегу. Я понятно говорю?

Ямамото кивнул:

– Понятно. Но мы ничего не знаем ни о каком письме.

– Отлично, – бесстрастно проговорил российский. – В таком случае у меня есть один небольшой вопрос. Чем вы тут занимаетесь? Ведь вам отлично понятно, что это территория Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава Татарской Народной Республики. Для чего же вы просочились на чужую землю? Не могли бы поведать?

Ямамото растолковал, что мы занимались составлением карт:

– Я гражданский, работаю в картографической фирме. Вот этот человек и тот, кого уничтожили… их мне выделили для охраны. Этот сберегал ваш, мы знаем и просим Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава извинения за то, что перебежали границу. Но вторгаться на чужую местность мы не собирались. Просто желали оглядеть рельеф местности отсюда, с возвышенности.

Российский офицер скривил тонкие губки в усмешке, будто бы ему ведали что-то неинтересное.

– Требуйте извинения, – с расстановкой повторил он слова Ямамото. – Так-так. Желали с возвышенности оглядеть Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава рельеф местности? Понятно. С высоты всегда лучше видно, верно. Полностью резонно.

Он замолк и некое время молчком рассматривал облака на небе. Позже опять перевел взор на Ямамото и, тихо покачав головой, вздохнул:

– Вроде бы я желал для тебя поверить! Это было бы замечательно! Похлопал бы тебя по плечу и Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава произнес: «Хорошо, отлично! Ну, сейчас давайте на тот сберегал и домой. В последующий раз смотрите, будьте осторожней». И всем будет отлично. Добросовестное слово, я желал бы так поступить. Но, к огорчению, не могу. А все поэтому, что знаю, кто ты таковой по сути. И знаю, что ты тут делаешь Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава. У нас есть кое-какие друзья в Хайларе, так же как у вас в Улан-Баторе.

Российский достал из кармашка перчатки, сложил их по-другому и запихнул назад.

– Скажу откровенно: у меня лично нет никакого энтузиазма вас истязать либо убивать. Дайте письмо – и никаких других дел у Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава меня к вам нет. Я распоряжусь, и вас здесь же отпустят. Вы можете расслабленно перейти на ту сторону. Гарантия – моя честь. Все другое – наши трудности. Вас это не касается.

Лучи взошедшего на востоке солнца начали в конце концов согревать кожу. Ветра не было, по небу плыло несколько плотных белоснежных туч.

Повисло долгое Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава-долгое молчание. Безмолвствовали все – российский, татарский офицер, бойцы из дозора, Ямамото. Оказавшись в плену, Ямамото, похоже, уже приготовился к погибели. Его лицо совсем ничего не выражало.

– В неприятном случае вы оба… примете тут… погибель, – медлительно, с расстановкой, будто бы разговаривая с детками, проговорил российский. – Ужасную погибель. Вот они… – Он Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава поглядел в сторону татарских боец. Верзила с ручным пулеметом пялился на меня, выставив в улыбке почерневшие зубы. – Они любят убивать – и делают это утонченно и со вкусом. Мастера собственного дела, так скажем. Монголы еще со времен Чингисхана жутко охочи до всяких зверств. Здесь они истинные знатоки! Мы, российские, натерпелись Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава от их так, что далее некуда. У нас этому даже в школе учат. На уроках истории говорят, что монголы творили, когда вторглись на Русь. Миллионы людей убивали. Без всякого смысла. Слышали историю, как в Киеве они захватили несколько сотен российских из авторитетных семей и всех перебили Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава? Соорудили большой помост из толстых досок, поставили его прямо на пленных и устроили на нем пир. Люди погибали, раздавленные этой тяжестью. Разве обычному человеку придет такое в голову? А? Сколько времени издержали! Как готовились! Кто бы еще возжелал с этим возиться? А они захотели. Почему? Так как для их это наслаждение и Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава развлечение. Они и на данный момент такое творят! Мне как-то довелось следить своими очами. Я считал, что лицезрел в собственной жизни жуткие вещи, но в ту ночь, помню, лишился аппетита начисто. Я понятно говорю? Может, очень стремительно?

Ямамото покачал головой.

– Замечательно! – заговорил опять российский, но, закашлявшись, прервался. – Ну Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава что ж! Для меня это будет уже 2-ой раз, и, может, к вечеру аппетит возвратится, если все пройдет гладко. Но лучше б нам обойтись без излишнего смертоубийства.

Заложив руки за спину, российский некое время смотрел на небо. Позже достал перчатки и бросил взор в сторону самолета Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава.

– Хорошая погода! – произнес он. – Весна. Прохладно еще, но как раз то, что нужно. Станет горячо – комары появятся. Страшно противные твари. Да… Весна тут намного лучше лета. – Офицер опять вынул портсигар, достал сигарету и прикурил от спички. Медлительно затянулся и так же медлительно выдохнул дым. – Спрашиваю последний раз: ты по правде не знаешь Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава о письме?

– Нет, – только и произнес Ямамото.

– Ну что ж, – проговорил российский. – Отлично.

Обернувшись к офицеру, он произнес ему несколько слов по-монгольски. Тот кивнул и что-то отдал приказ бойцам. Те притащили откуда-то бревна и ловко стали обтесывать их штыками. Вышло четыре кола. Отмерив шагами необходимое расстояние Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава, они камнями забили колья глубоко в землю так, что они оказались верхушками четырехугольника. На все эти изготовления, как мне показалось, ушло минут 20. Но что будет далее, я осознать никак не мог.

– Для их расправиться с кем-нибудь – все равно что смачно поесть, – произнес российский. – Чем подольше подготовка Кумико Окада и Нобору Ватая 11 глава, тем больше радости. Если уж нужно просто кого-нибудь шлепнуть, довольно 1-го выстрела – бах! и готово. Секундное дело. Но это… – он вдумчиво провел кончиками пальцев по гладкому подбородку, – неинтересно.


kurs-201213-uchebnij-god-pp-naimenovanie-disciplini-forma-otchetnosti-naimenovanie.html
kurs-3-fizicheskie-vrednie-faktori.html
kurs-3-semestr-5-astana-2009.html