Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава

– Помню, естественно.

– Он был еще котенком. Насквозь промок под дождиком. В тот денек был проливной дождик. Я пошла встречать тебя на станцию. С зонтом. Мы отыскали малыша у винной лавки в ящике из-под пива, когда шли домой. Это 1-ый кот в моей жизни. Для меня он как знак Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава. Я не могу его утратить.

– Я все понимаю, – откликнулся я.

– Где же он? Ты ведь столько его находил, и все бесполезно! Уже 10 дней как он пропал, потому я и позвонила брату. Спросила, не знает ли он гадальщицы либо экстрасенса, которые могли бы его найти. Я знаю, ты вытерпеть не можешь о Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава чем-нибудь просить моего брата, но он пошел по стопам отца и много знает о таких вещах.

– Ах да, ваша домашняя традиция, – произнес я холодно, точно в проливе подул вечерний ветер. – Но какая связь у Нобору Ватая с этой дамой?

Супруга пожала плечами.

– Похоже, они кое-где случаем познакомились. В Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава ближайшее время брат со многими разговаривает.

– Не сомневаюсь.

– Он гласит, что эта дама обладает поразительными возможностями, но она с большенными странностями. – Кумико механически колупала вилкой запеканку из макарон. – Как, ты произнес, ее зовут?

– Мальта Кано. Мальта с острова Мальта. Она там духовно самосовершенствовалась.

– Да, да. Госпожа Мальта Кано. Как Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава она для тебя показалась?

– Тяжело сказать. – Я поглядел на свои руки на столе. – Во всяком случае, с ней не соскучишься. Уже хорошо. В мире много непонятного, и кто-то должен заполнять этот вакуум. Пусть уж лучше этим занимаются те, с кем не скучновато. Так ведь? К примеру, такие, как Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава Хонда-сан.

Кумико забавно рассмеялась.

– Да уж. Правда, превосходный старик? Мне он так нравился.

– Мне тоже, – произнес я.

* * *

Приблизительно через год после женитьбы мы с Кумико стали раз за месяц посещать старика по фамилии Хонда. Семейство Ватая очень ценило его как носителя «духовного наития», но при всем этом он Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава был совсем глух и даже с помощью слухового аппарата практически ничего не слышал. Нам приходилось орать так звучно, что, казалось, вот-вот лопнет бумага, которой оклеены сёдзи [[7]]. Любопытно, как при всем этом он мог разобрать, что ему гласили духи? А может, напротив: слова духов лучше доходят Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава до глухих? Хонда оглох, получив контузию на войне. В 1939 году он служил унтер-офицером в Квантунской армии, и во время боев с советско-монгольскими войсками у Номонхана [[8]] на границе Маньчжурии и Монголии от разрыва снаряда либо гранаты у него лопнули барабанные перепонки.

Мы прогуливались к нему совсем не поэтому, что верили в Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава его спиритические возможности. Я лично не питал к этому энтузиазма, а у Кумико рвение к сверхъестественному было куда наименьшим, чем у ее родителей и брата. Будучи малость суеверной, она приходила в расстройство от нехороших пророчеств, но сама в такие дела не влезала.

На наших встречах с Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава Хондой настаивал отец Кумико. Точнее, таким было условие, которое он поставил, до того как дать согласие на наш брак. Условие достаточно странноватое, но мы с ним согласились, чтоб избежать ненадобных заморочек. Поправде, мы с Кумико не задумывались, что будет просто достигнуть согласия ее родителей. Отец Кумико был госчиновником. Младший отпрыск в бедной Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава семье фермера из Ниигаты, он со стипендией был зачислен в Токийский институт, с различием закончил его и устроился на престижную работу в министерство транспорта. На мой взор, само по себе это замечательно. Но, как нередко бывает с людьми, прошедшими таковой путь, он оказался человеком надменным и самодовольным. Привыкнув приказывать Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, он ни капли не колебался в ценностях того мира, к которому принадлежал. Иерархия значила для него все. Он просто склонялся перед хоть каким начальством и без мельчайших колебаний давил тех, кто был ниже его по чину. Ни я, ни Кумико не верили, что таковой человек воспримет женихом Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава собственной дочери двадцатичетырехлетнего студента без гроша в кармашке, без положения и солидного происхождения, который не может повытрепываться особенными достижениями в учебе и практически не имеет перспектив. Если предки откажут, мы все равно собирались пожениться и жить сами по для себя, не общаясь с ними. Мы были молоды, обожали Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава друг дружку и считали, что и без средств, и без родителей будем счастливы.

Все же я направился в дом Кумико просить ее руки. Повстречали меня более чем прохладно. Такое чувство, как будто сразу распахнулись двери всех холодильников в мире. Тогда я работал в юридической фирме. Меня спросили, собираюсь ли я сдавать Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава экзамен в коллегию адвокатов. Я произнес, что собираюсь. Я и по правде тогда еще задумывался поднатужиться и испытать силы на экзамене, хотя у меня и оставались огромные сомнения. Но по моим баллам в институте просто было додуматься, сколь не много шансов я имел. Короче говоря, выходило, что их Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава дочери я не пара.

Но в конце концов предки Кумико пусть без охоты, но благословили нас. Это вправду было похоже на волшебство, и должны мы были конкретно Хонде-сан. Услышав, что я за человек, он решительно заявил, что если они желают выдать свою дочь замуж, наилучшего жениха, чем я, не отыскать Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава. И уж если Кумико приостановила на мне собственный выбор, они ни при каких обстоятельствах не должны противиться этому, по другому всех ожидают ужасные последствия. Предки Кумико тогда всецело доверяли Хонде и не посмели ему возражать: ничего не оставалось, как признать меня супругом их дочери.

Но я так и остался Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава для их чужаком, незваным гостем. 1-ое время после женитьбы мы с Кумико дважды за месяц в неотклонимом порядке приходили к ним на семейные обеды. Без преувеличения тошнотворные мероприятия – нечто среднее меж глупым смирением плоти и беспощадной пыткой. Весь обед меня не покидало чувство, что стол, за Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава которым мы сидим, по длине не уступит платформе на вокзале Синдзюку. Они ели и говорили о кое-чем на одном конце стола, я же пребывал от их в нескончаемом далеке. Спустя год после женитьбы у нас с папой Кумико случился таковой жестокий спор, что мы не стали встречаться вообщем. В конце концов Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава я сумел вздохнуть с большущим облегчением. Ничто так не изматывает человека, как глупые и никчемные усилия.

Некое время после женитьбы я изо всех сил старался поддерживать обычные дела с семьей супруги. Каждомесячные встречи с Хондой-сан, непременно, были менее болезненным звеном в веренице этих усилий.

Все Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава связанные с Хондой расходы оплачивал отец Кумико. Нам было надо раз за месяц только посещать дом Хонды-сан в Мэгуро [[9]], захватив огромную бутылку сакэ, слушать его рассказы и ворачиваться к для себя. Все просто.

Хонда-сан нам сходу приглянулся. Если не трогать его нестерпимую привычку из-за глухоты включать телек на Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава полную громкость, он был очень славный старик. Хонда обожал испить, и наше возникновение с бутылкой сакэ встречал лучистой ухмылкой.

Мы всегда приходили к нему до обеда. И летом, и зимой он встречал нас, сидя в гостиной, опустив ноги в углубление для котацу [[10]]. Зимой для тепла он накрывал Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава ноги и очаг с жаркими углями одеялом, летом же в одеяле и углях нужды не было. Он числился очень известным прорицателем, но жил очень робко, можно даже сказать – отшельником. Дом был небольшой, с крохотной прихожей, где одному человеку чуть хватало места, чтоб снять либо надеть башмаки. Циновки на полу протерлись Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, трещинкы на оконных стеклах заклеены липкой лентой. Напротив дома размещалась авторемонтная мастерская, откуда всегда раздавались какие-то душераздирающие клики. Хонда-сан носил нечто среднее меж ночным халатиком и рабочей курткой. С виду облачение было достаточно нестиранным. Он жил один, каждый денек к нему приходила дама убирать и готовить. Но по Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава неведомым мне причинам стирать свое кимоно Хонда-сан ей не разрешал. Его впавшие щеки постоянно покрывала маленькая седоватая щетина.

Из обстановки дома Хонды-сан приметным был только неописуемых размеров цветной телек, повсевременно включенный на канал «Эн-эйч-кей» [[11]]. Или Хонда-сан питал необыкновенную любовь к программкам «Эн-эйч Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава-кей», или не вожделел напрягать себя переключением каналов, или это был особый телек, который воспринимал только «Эн-эйч-кей», – ответа на этот вопрос я так и не получил.

Когда мы приходили, Хонда-сан всегда посиживал лицом к телеку, который занимал место в токонома [[12]], перебирая на крышке котацу палочки для гадания, а Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава «Эн-эйч-кей» без отдыха и на предельной громкости передавала кулинарные шоу, наставления по бонсай [[13]], анонсы, политические дебаты…

– Эти законы, сынок, – занятие не тебе, – произнес как-то Хонда-сан, обращаясь ко мне. Вобщем, по его виду можно было помыслить, что он гласит с кем-то, кто стоит Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава у меня за спиной метрах в 20.

– Что вы гласите?

– Да-да. В конечном счете закон управляет всем в этом мире. Тут тень есть тень, свет есть свет. Инь – это инь, а ян – это ян. Я – это я, он – это он.

Я – это я,

Он – это он.

Канун озари.

Но ты Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава не принадлежишь к этому миру, сынок. То, к чему принадлежишь ты, лежит над либо под этим миром.

– А что лучше? – Мне было просто интересно. – Верх либо низ?

– Дело не в том, что лучше, – отвечал Хонда-сан. Откашлявшись, он сплюнул на салфетку комочек мокроты и кропотливо исследовал его, до Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава того как скомкать салфетку и кинуть в урну. – Это не вопрос: лучше либо ужаснее. Не идти против течения – вот что главное. Нужно идти ввысь – подымайся, нужно идти вниз – опускайся. Когда необходимо будет подыматься, найди самую высшую башню и заберись на вершину. А когда необходимо будет двигаться вниз, отыщи самый Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава глубочайший колодец и опустись на дно. Нет течения – ничего не делай. Станешь мешать течению – все высохнет. А если все высохнет – в этом мире наступит хаос.

Я – это он,

А он – это я.

Вешние сумерки.

Откажешься от себя, тогда ты – это ты.

– А на данный момент как раз такое Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава время, когда нет течения? – спросила Кумико.

– Что?

– А На данный момент КАК РАЗ ТАКОЕ ВРЕМЯ, КОГДА НЕТ ТЕЧЕНИЯ? – проорала она.

– Да, – отвечал Хонда-сан, кивая себе. – Потому сидите тихо. Ничего не делайте. Только будьте аккуратны с водой. Впереди тебя, может быть, ожидают томные времена, и это связано с водой. Воды Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава не окажется там, где она должна быть, зато она будет там, где не нужно. Но что бы ни случилось, будь с водой очень осторожен.

Кумико, сидя рядом со мной, кивала с самым суровым видом, но я лицезрел, что она еле сдерживается от хохота.

– Какую воду вы имеете в Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава виду? – поинтересовался я.

– Этого я не знаю. Просто вода, – ответил Хонда-сан. – Сказать по правде, мне тоже пришлось пострадать из-за воды, – продолжил он. – У Номонхана совершенно не было воды. На передовой – путаница, снабжение отрезано. Ни воды. Ни продовольствия. Ни бинтов. Ни боеприпасов. В общем – ужас. Шишек, сидевших в тылу Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, заинтересовывало только одно: поскорее захватить местность. О снабжении никто и не задумывался. Три денька я практически не пил. Расстилал полотенце, с утра оно мало напитывалось росой, и из него можно было выдавить несколько капель воды. Вот и все. Другой воды не было. Было так плохо, чего хотелось умереть. В мире Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава нет ничего страшнее жажды. От нее хотелось ринуться под пули. Раненные в животик орали и просили пить. Некие даже сходили с мозга. Живой ад, ну и только. Прямо пред нами текла река, в какой воды было сколько угодно. Но подойти к ней не подойдешь. Меж нами и рекой – большенные русские Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава танки с огнеметами в линию. Позиции утыканы пулеметами, как подушечки для иголок. На высотках окопались снайперы, и ночами они палили осветительными ракетами. А у нас только пехотные винтовки-тридцатьвосьмерки [[14]] и по 20 5 патронов на брата. И невзирая на это, многие мои товарищи пробовали пробраться к реке, воды набрать. Терпения больше Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава не было. Ни один не возвратился. Все погибли. Потому я и говорю: сидишь на месте – вот и отлично.

Хонда-сан вынул салфетку и звучно высморкался. Исследовав приобретенный итог, смял ее и выкинул.

– Естественно, ожидать, пока течение возобновится, – дело тяжелое. Но раз нужно ожидать – означает, нужно. А Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава пока делай вид, что погиб.

– Другими словами вы желаете сказать, что мне лучше какое-то время побыть мертвым? – спросил я.

– Что?

– Другими словами ВЫ Желаете СКАЗАТЬ, ЧТО МНЕ ЛУЧШЕ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ ПОБЫТЬ МЕРТВЫМ?

– Вот-вот, – был ответ.

Погибель – единственный путь

Тебе плыть свободно.

Номонхан.

После чего Хонда-сан еще битый час Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава говорил нам про Номонхан, а мы только посиживали и слушали. Год прогуливались к нему каждый месяц, чтоб «получать от него указания», но никаких указаний он нам не давал. Гаданием при нас он занимался изредка. Практически все его рассказы были о номонханском инциденте. О том, как лейтенанту, который был Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава с ним рядом, снесло снарядом полчерепа; как он ринулся на русский танк и поджег его бутылкой с зажигательной консистенцией; как они окружили и расстреляли русского летчика, совершившего принужденную посадку в пустыне. Эти истории были увлекательными и захватывающими, но каким бы интересным рассказ ни был, он безизбежно теряет свою красота, если Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава его повторять по семь-восемь раз. Вприбавок глас, каким Хонда-сан излагал свои истории, по громкости очевидно не соответствовал понятию «рассказа». Чувство было такое, как будто в ветреный денек он с 1-го края пропасти изо всех сил старается докричаться до людей, стоящих на другой стороне. Казалось, что Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава сидишь в первом ряду захудалого кинозала на каком-нибудь древнем кинофильме Куросавы. Выйдя из дома старика, мы ощущали себя оглушенными.

И все же мы – либо, по последней мере, я – слушали Хонду-сан с наслаждением. Мы и представить для себя такового не могли. Большая часть его историй пахло кровью, но в устах доживавшего Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава собственный век старика в нестираной одежке подробности боев утрачивали действительность и звучали магическими притчами. Практически полста лет вспять отряд Хонды безжалостно сражался на бесплодном участке одичавшей земли на границе Маньчжурии и Монголии. Я практически ничего не знал о войне у Номонхана, пока не услышал рассказы старика. И все Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава таки это была немыслимо геройская битва. Фактически невооруженными они вступили в противостояние с отборными механизированными войсками Русской армии и были раздавлены. Многие части оказались разгромлены и уничтожены. Командиров, которые без приказа отвели собственных боец с передовой, чтоб спасти их от неизбежной погибели, генералы принудили покончить с собой, и смерть Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава их была напрасной. Многие бойцы, оказавшиеся на русской местности, после войны, когда начали обменивать пленных, отказались ворачиваться на родину, опасаясь, что их обвинят в дезертирстве. Они оставили свои кости в татарской земле. А Хонду из-за утраты слуха комиссовали, и он сделался хиромантом.

– В конце концов, все Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава к наилучшему, – гласил старик. – Если б я не растерял слух, меня вероятнее всего отправили бы на погибель куда-нибудь на южные острова. Так случилось с большинством оставшихся в живых у Номонхана. Номонхан для императорской армии – позор, потому всех, кто пережил его, посылали в самые беспощадные бои. Им просто гласили: поезжайте туда и Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава умрите! Штабные крысы, устроившие у Номонхана бойню, позже дослужились до огромных чинов. Некие типы после войны даже стали политиками. А мужчины, которые по их приказу шли в бой, практически все полегли.

– А почему армия так стыдилась Номонхана? – поинтересовался я. – Войска сражались с таким мужеством, многие погибли. Для чего тогда Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава к оставшимся в живых было надо так бездушно относиться?

Но Хонда-сан, казалось, не расслышал моего вопроса. Снова со стуком перемешал гадальные палочки.

– Будь осторожнее с водой, – только и произнес он.

На этом наш разговор тогда закончился.

* * *

После ссоры с папой Кумико мы не стали ходить к Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава Хонде-сан. Посещать его, как ранее, зная, что услуги старика оплачиваются из кармашка тестя, я не мог. Платить самим (а сколько это стоило, я так и не узнал) не позволял наш домашний бюджет. Тогда, после женитьбы, в вещественном отношении мы еле-еле держались на плаву. Так мы и утратили Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава связь с Хондой-сан – как обычно запамятывает стариков занятая собою молодежь.

* * *

Даже лежа в кровати, я продолжал мыслить о Хонде-сан. Пробовал сравнить то, что он гласил о воде, с рассказом Мальты Кано. Хонда предупреждал меня об осторожности. Мальта Кано увеличивала собственный духовный уровень на Мальте, чтоб изучить воду Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава. Совпадение, может, и случайное, но обоих вода как-то очень тревожила. Данный факт начинал меня беспокоить. Я представил картину боев у Номонхана: русские танки и пулеметные гнезда, текущую за ними реку. И непереносимую жажду. В мгле мне ясно слышался шум реки.

– Тору! – тихо позвала меня Кумико. – Ты не спишь?

– Не сплю Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава.

– Я про галстук. Только-только вспомнила. Тот, в горошек. Я сдала его в декабре в очистку. Он весь как-то замялся, было надо отгладить. А забрать забыла.

– В декабре? Это ж полгода вспять!

– Ты же знаешь, со мной такового не бывает. Я ничего не забываю. Что вдруг вышло Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава? Таковой превосходный галстук. – Кумико положила руку мне на плечо. – Это очистка, что у станции. Как ты думаешь, он еще у их?

– Завтра схожу. Думаю, что там.

– Почему? Уже полгода прошло. Обычно в химчистках невостребованные вещи списывают через три месяца. После чего за их никто больше не отвечает Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава. Почему ты думаешь, что галстук сохранился?

– Мальта Кано произнесла, что он отыщется. При этом кое-где вне нашего дома.

В мгле я ощутил на для себя взор Кумико.

– Другими словами ты ей веришь?

– Начинаю веровать.

– Так скоро ты и с моим братом начнешь говорить, – достаточно произнесла супруга.

– Все может быть, – отозвался я Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава.

Кумико уснула, а я продолжал мыслить о Номонхане. Все бойцы спали. Небо над головой было усеяно звездами, звучно стрекотали армии сверчков. Шумела река. Слушая ее течение, я уснул.

5. Страсть к лимоновым карамелькам

Птица, которая не могла летать, и высохший колодец

Покончив с завтраком, я сел на велик и направился Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава к станции, в химчистку. Владелец – тощий человек лет пятидесяти, с глубокими морщинами на лбу – слушал оркестр Перси Фэйта, что звучал из стоявшего на полке музыкального центра. Это был большой «Джей-ви-си» с дополнительными выносными динамиками. Рядом возвышалась целая гора кассет. Оркестр во всем блеске звучания струнных выводил «Тему Тары Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава». Владелец, насвистывая под музыку, в глубине заведения энергично разглаживал сорочку паровым утюгом. Я подошел к прилавку и, извинившись, растолковал, что в конце прошедшего года мы сдали в очистку галстук и запамятовали получить его. Мое возникновение в полдесятого утра в этом умеренном мирке было равносильно прибытию гонца с дурными Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава известиями в греческой катастрофы.

– Квитанции, естественно, у вас нет? – произнес владелец каким-то бестелесным голосом, обращаясь не ко мне, а к календарю, висевшему рядом с прилавком. На июньском листе календаря красовался альпийский пейзаж – зеленоватая равнина с привольно пасущимся стадом скотин и контрастные белоснежные облака, плывущие на фоне Монблана, Маттерхорна либо некий Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава другой верхушки. Потом владелец перевел взор на меня. При всем этом на его лице как будто было написано: «Лучше бы ты не вспоминал о собственном чертовом галстуке!» Взор был очень прямой и сладкоречивый.

– Гласите, в конце года? Ну и ну! Ведь полгода уже прошло. Хорошо, пойду поищу, но Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава за итог не отвечаю.

Он выключил утюг, водрузил его на подставку и, насвистывая мелодию из кинофильма «Лето в местечке», зашуршал кое-чем в подсобке.

«Лето в местечке» я смотрел в школе совместно с подружкой. Там игрались Трой Донахью и Сандра Ди. Был сеанс повторных кинофильмов – совместно с «Летом Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава в местечке» демонстрировали «Погоню за мальчишками» с Конни Фрэнсис. Кинофильм был так для себя, но, услышав тринадцать лет спустя в химчистке эту музыку, я сообразил, что вспоминаю то время с наслаждением.

– Так вы гласите: голубий в горошек? – спросил владелец химчистки. – Фамилия – Окада?

– Да-да, – ответил я.

– Вам подфартило.

* * *

Возвратившись домой Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, я сходу позвонил на работу Кумико.

– Галстук нашелся.

– С разума сойти! Вот молодец! – послышалось в ответ.

Прозвучало ненатурально – как у мамы, расхваливающей отпрыска за отличные отметки, – и оставило некий противный осадок. Было надо позвонить во время обеда.

– Я очень рада. Ты извини, но у меня на данный Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава момент на полосы один человек. Позвони попозже, в обед.

– Отлично, – произнес я.

Положив трубку, я взял газету и вышел на веранду. Как обычно, улегся на животик, развернул страничку с объявлениями о работе и не торопясь прочитал от корки до корки столбцы, сопровождавшиеся непонятными кодами и значками. Каких только профессий в мире нет Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава! Все в осторожных рамочках расставлены по своим местам – как могилы на схеме нового кладбища. Но, как мне показалось, найти там подходящую работу фактически нереально. В рамочки заключены сведения и факты, правда, обрывочные. Как то, что там написано, не противоречит вашим представлениям? Ряды фамилий, символов и цифр мелко рассыпблись по Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава страничкам и напоминали развалившийся скелет неведомого животного, уже не подлежащий восстановлению.

Каждый раз, когда я длительно рассматривал странички с объявлениями, на меня нападало какое-то оцепенение. Что, фактически говоря, мне необходимо, куда сейчас идти либо куда не идти? Ответы на эти вопросы давались все сложнее и Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава сложнее.

По обыкновению, с вершины какого-то дерева раздался вопль Заводной Птицы. Кр-р-р-ри-и-и… Я отложил газету, поднялся и, облокотившись на перила веранды, поглядел в сад. Спустя какое-то время птица вновь подала собственный скрипучий глас с вершины соседской сосны. Я всматривался в ветки дерева, стараясь найти птицу Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, но рассмотреть ее так и не сумел. На ее присутствие намекали только клики. Это повторялось из раза в раз. Пружина жизни на новый денек была заведена.

Еще не было 10 часов, когда начался дождик. Таковой маленький, что осознать, есть дождик либо нет, можно было, только как надо присмотревшись. Мир существует Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава в 2-ух состояниях: когда идет дождик и когда нет. Кое-где меж ними пролегает граница. Я еще незначительно посидел на веранде, напористо пытаясь рассмотреть эту линию, – она должна проходить кое-где тут.

Неясно, чем занять время, оставшееся до ленча: или пойти поплавать в наш городской бассейн Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, или отправиться на дорожку находить кота. Смотря на моросящий в саду дождик, я раздумывал, какой из вариантов избрать.

Бассейн либо кот?

В конечном итоге одолел кот. Мальта Кано заявила, что в наших местах его больше нет. Но в то утро у меня появилось неодолимое желание отправиться на поиски опять Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава. Охота за котом уже стала частью моей ежедневной жизни. Не считая того, если Кумико выяснит, что я снова его разыскивал, она будет довольна. Я надел узкий плащ, решив обойтись без зонта. Влез в теннисные тапочки, положил в кармашек плаща ключи от дома и горсть лимоновых карамелек и вышел на улицу. Пройдя через Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава сад, я уже положил руку на стенку, собираясь перелезть, как услышал телефонный звонок. Застыв в этой позе, прислушался, но не сумел разобрать, где звонят – у нас либо у соседей. По моим наблюдениям, стоит выйти из дома, как все телефоны начинают звучать идиентично. Я махнул рукою, перебрался через преграду из Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава блоков и очутился на дорожке.

Через тонкие подошвы теннисных тапочек я ощущал, какая мягенькая под ногами травка. Стояла необыкновенная тишь. Я застыл, сдерживая дыхание и прислушиваясь, – но никаких звуков не доносилось. Телефонные звонки закончились. Ни птичьего клика, ни шума улицы. Небо сплошь затянуто сероватым цветом. В такие деньки Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава облака, казалось, поглощают звуки на поверхности земли. И не только лишь звуки, да и почти все другое. К примеру, чувства и чувства.

Засунув руки в кармашки плаща, я по узенькой дорожке добрался до заброшенного дома. Он как и раньше стоял на месте, вокруг было тихо. Двуэтажный дом с Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава наглухо заколоченными ставнями темно высился под нависавшими сероватыми тучами. Он напоминал грузовое судно, наскочившее в бурю на горы и брошенное экипажем. Если бы не подросшая со времени моего последнего визита травка, можно было бы представить, что время тормознуло тут по некий неизвестной причине. Травка ярко зеленела после лившего Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава некоторое количество дней дождика, источая первобытные запахи, роднящие все, что пускает в землю корешки. В самой середине этого травяного моря в той же позе, что и в прошедший раз, стояла каменная птица, раскинув готовые к полету крылья. Но в воздух ей, естественно, не подняться. Это было ясно и мне, и Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава ей. Птица обречена стоять здесь и ожидать, пока ее не увезут куда-нибудь либо не разобьют на кусочки. Другой способности покинуть сад у нее нет. Тут только порхала над травкой малая белоснежная бабочка, показавшаяся на свет с запозданием, когда сезон бабочек уже прошел. Своими неуверенными движениями она напоминала человека Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, забывшего, что отыскивает. После 5 минут бесплодных поисков бабочка куда-то сгинула.

Посасывая лимоновую карамельку, я оперся о проволочную сетку и посмотрел в сад. Никаких признаков кота. Вообщем никаких признаков чьего бы то ни было присутствия. Место напоминало застоявшийся водоем, течение в каком приостановила какая-то могучая сила.

Вдруг показалось Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, что за спиной у меня кто-то есть. Я обернулся, но никого не нашел. На другой стороне дорожки показывалась только ограда и малая калитка, у которой в прошедший раз стояла женщина. Но сейчас калитка оказалась закрытой, и участок за забором был пуст. Сыровато и тихо, пахнет травкой и Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава дождиком. А еще – моим плащом. Под языком перекатывалась наполовину растаявшая лимоновая карамелька. Я глубоко вздохнул, и все запахи объединились в один. Снова осмотрелся – вокруг как и раньше никого. Хорошо прислушавшись, я разобрал доносившийся издалека глухой гул вертолета. Кто-то летал над тучами. Звук удалялся, и скоро над окрестностью опять Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава повисла тишь.

В проволочную сетку, окружавшую участок опустевшего дома, была вделана калитка, тоже из сетки. Я толкнул ее, и она просто отворилась, как будто приглашая войти. «Ничего ужасного, все просто, входи – и все», – зазывала калитка. Но вторжение на чужой участок, даже если на нем стоит только пустой дом, – нарушение Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава закона. Чтоб осознать это, нет нужды обращаться к заниям в юриспруденции, которые я накопил за восемь лет. Если кто-либо из соседей увидит меня в заброшенном доме и, заподозрив в плохих намерениях, скажет в полицию, те здесь же примчатся и учинят мне допрос. Я скажу, что разыскиваю кота; он Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава пропал, и за ним приходится рыскать по всей окружении. Полицейские станут выяснять мой адресок, чем я занимаюсь. Придется признаться, что я безработный. Это наверное вызовет у их подозрения. В ближайшее время полицейские стали жутко нервными из-за террористов-леваков. Они втемяшили для себя в голову, что по всему Токио разбросаны подпольные склады Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава, где леваки прячут винтовки и самодельные бомбы. Может статься, начнут звонить на работу супруге, чтоб проверить мои слова. Если дойдет ранее, Кумико, боюсь, жутко расстроится.

И все-же я вошел в калитку. Вошел и стремительно затворил ее за собой. Была не была! Будь что будет. Если что-то желает Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава произойти, пусть произойдет. Мне все равно.

Я пересек участок, пристально оглядываясь по сторонам. Мои теннисные туфли неслышно ступали по травке. В саду росло несколько низких фруктовых деревьев, заглавий которых я не знал, и был разбит достаточно большой газон. Но на данный момент тут все так заросло Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава травкой, что ничего нельзя было разобрать. Уродливый плющ мертвой цепкой заключил в свои объятия пару чахлых фруктовых деревьев, казалось, скончавшихся от удушья. Кустики османтуса [[15]]) повдоль забора сплошь покрывала какая-то мерзкая белесая плесень. У самого моего уха навязчиво зудела крохотная мушка.

Пройдя мимо каменного изваяния, я подошел к белоснежным Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава пластмассовым стульям, составленным под карнизом. Самый верхний в этой пирамиде был покрыт толстым слоем пыли, но стоявший под ним оказался не таким запачканным. Я вытер его рукою и сел. Место, где я основался, укрывали от дорожки буйно разросшиеся сорняки, и узреть меня оттуда было нельзя. От дождика защищал козырек крыши Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава. Я посиживал, смотрел на участок, впитывавший в себя маленький дождик, тихонько насвистывал и не сходу сообразил, что вывожу увертюру из «Сороки-воровки» – ту, что слушал, когда странноватая дама своим телефонным гулком помешала мне варить спагетти.

Я посиживал в саду, где кругом не было ни души, глядел на травку и Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава каменную птицу, свистел, безбожно фальшивя, и мне казалось, как будто опять пришло детство. Никто не знал о моем укрытии и не мог меня тут узреть. Убедившись в этом, я совсем успокоился.

Поставив ноги на перекладину стула и подтянув к груди колени, я облокотился на их и подпер щеки ладонями. Закрыл на Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава минутку глаза. Вокруг как и раньше стояла тишь. Мгла под закрытыми веками напоминала затянутое тучами небо, только сероватый цвет был малость темнее. Временами как будто кто-то невидимый накладывал на этот фон новый колер, чуток отличавшийся от предшествующего. Сероватый с примесью золота, с добавками зеленоватого, красноватого. Я даже Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава обалдел от такового богатства цветов сероватого цвета. Странноватое создание человек: стоит минут 10 посидеть с закрытыми очами, и раскрывается поразительное соцветие.

Наобум перебирая в голове эталоны сероватого цвета, я снова начал насвистывать.

– Эй! – раздался вдруг чей-то глас.

Я испуганно открыл глаза. Наклонившись и вытянувшись вперед, поглядел поверх сорняков на Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава калитку. Она была открыта. Распахнута настежь. Ясно, что следом за мной в нее кто-то вошел. Сердечко очень забилось.

– Эй! – послышалось опять, и из-за скульптуры появилась девчонка, загоравшая в прошедший раз в саду напротив. На ней была та же бледно-голубая майка «адидас» и шорты. Она как и Кумико Окада и Нобору Ватая 4 глава раньше немного прихрамывала. Не было только солнечных очков.


kurs-3-semestr-lope-de-vega-fuente-ovehuna-zvezda-sevili-sobaka-na-sene-pedro-kalderon.html
kurs-35-goda-sroki-sessii-s-14052012-g-po-31052012-g.html
kurs-4-himicheskie-i-biologicheskie-vrednie-faktori.html